МОЙ РАССКАЗ В "АЭРОФЛОТЕ": СИНДРОМ ТЮЛЕНЯ

 

Почему нельзя договориться с океаном и как избавиться от привычки двумя руками держаться за кровать по ночам.

 

Этот материал опубликован в бортовом журнале "Аэрофлот", октябрь, 2017.

 

Для тех, кто проводит октябрь на земле, публикую текст в блоге.

 

Все, что вам нужно знать о моем чувстве баланса: я не умею кататься на велосипеде. Все время падаю то вправо, то влево. Так что встать на здоровенную дос­ку посреди океана мне было непросто.
 

Две недели я жила на Шри­-Ланке в компании еще десяти человек. Каждый удаленно работал на своей работе, а свободное время мы проводили вместе. Наш голубой дом – тут его звали виллой, что смешно – стоял в деревне Велигама, кото­рая влечет туристов со всего мира идеальным для серфинга по­бережьем.

 

Заходишь в океан по плечи, карабкаешься на доску, гребешь – и готово!Так это выглядело со стороны. За полчаса мне рассказали, как держать доску, как на ней лежать, плыть, как с нее вставать. Я порепетировала на коврике для йоги раз десять и пошла в океан. Ровно так. 

Ланкийцы­-серферы развернули на пляже бизнес – дают до­ски в прокат. Сто рублей за час катания (если считать в россий­ской валюте). Платишь, расписываешься, что сам отвечаешь за свое здоровье, – и все. Дерзай! Новичкам – самые большие и легкие серфы.


– Да она просто огроменная, – вырвалось у меня, когда Ар­тем-­Мартем, мой новый приятель, выбрал мне доску в лавке «Счастливый серфер».


– На ней будет проще балансировать. Держи двумя руками! Тут на 29­-м году жизни выяснилось, что у меня короткие руки. Я не могу взять доску под мышку. От пункта проката до океана я пру ее неуклюже, схватившись двумя руками. Подо­ шли к воде. Цепляю доску к ноге на лиш (трос), чтобы не поте­рялась. Лиш с одной стороны крепится к доске. С другой – на мощную липучку к щиколотке.

 

Идем в океан. Совсем и нестрашно. Я помню правило номер один Артема­-Мартема и крепко держу доску. Каждую се­кунду. Отлично справляюсь! Вода уже мне по пояс. «Я супер­ серфер», – уговариваю себя. Артем высокий, сильный и добрый. Я видела, как он катается. Вполне себе. Думаю, пора ему дове­риться или даже чуть влюбиться, иначе ничего не выйдет. То, что будет происходить дальше, зависит от него.
 

– Лен, давай забирайся.

Я отталкиваюсь от доски двумя руками, подтягиваюсь и бе­
ру серф на абордаж. С пятого раза. «Я тюлень, я тюлень! Я огром­ный 200­килограммовый тюлень. Тюлени не занимаются сер­фингом, а лежат на солнышке. Что я делаю!» – проносится в го­лове. Навязчивая мысль лишает всякой мотивации.

 

Я не умею кататься на велосипеде, но лежу на огромном серфе в океане. Еще никуда не плыву, не гребу, не еду – просто лежу на доске и стараюсь не упасть. Мое тело в шоке – напря­гается всё. Каждая клетка держит баланс. Каждая клетка бо­ится упасть с доски, захлебнуться и утонуть к черту. Каждая крохотная волна хочет меня сбить. Пресс, предплечья и плечи берут нагрузку на себя. Они стараются, но не держат меня на доске. Я в панике хватаюсь обеими руками за края.
 

– Отпусти руки, положи на доску. Пускай лежат, – говорит Артем­Мартем. Но я посреди океана и хочу выжить, спастись! Мне надо держаться руками.
 

– Да здесь же глубина по пояс! Ты чего? – Артем хохочет в голос. 

Через десять минут лежания мое сердце бьется спокойнее. – Сейчас я тебя разверну, и будем ловить волну. Я скажу, когда грести.


Что, уже? Я не готова. Можно лет через десять? Но почему-­то говорю: «Все понятно. Окей. Я готова». Пока жду отмашки, бормочу себе под нос: «Это легко, надо просто держать пальцы рук вместе и с силой проводить под водой то правую, то левую». «Бриджит, ты справишься», – приходит в голову цитата сами знаете из какого фильма. Справа и слева такие же тюлени – на­чинающие серферы. Все ждут своей отмашки или от ланкий­цев – padling, или от русских тренеров – «греби!».

 

Артем держит доску. Меня почти не качает на волнах. Все славно! Мне нравится серфинг. Можно больше ничего не де­лать? И тут Артем­
Мартем мне кричит:

 

– Три, два, один. Греби!

Я вытягиваю пальцы ног, держу баланс, поднимаю грудь.

Раз гребок, два гребок, три! Волна меня подхватывает. Доска набирает скорость. Я еду прямо из океана к берегу на огром­ной пластиковой доске. Это как на санках с горы. «Отойдите все! Я не умею рулить этой штукой!» – кричу нерусским сер­ферам по­-русски.


Мы с Артемом повторили аттракцион еще раз десять – он показывал тот самый момент, когда надо грести. Я вышла из океана победителем и ждала утра, чтобы скорее вернуться к волнам. 

В ту ночь не могла уснуть. Закрываю глаза и вижу океан. Волны несутся на ме­ня. Огромные! Я физически чувствую, как меня качает, и от страха открываю глаза. Похоже, мой офисный мозжечок в шоке. Чтобы привести его в норму, я на­щупываю кровать и держусь за каркас обеими руками. Только тогда голова понимает, что мы на суше, в безопасности, и да­ет сигнал: «Спать крепко и до утра». Так будет еще неделю. После – пройдет. 

Заходя в воду, я каждый раз хотела с океаном договориться.

Сначала уважительно обсуждала бартер – сказался опыт работы в маркетинге. Переговоры вела примерно так: «Океан, я держу баланс и правильно гребу руками, а ты не выдергиваешь из­-под меня доску и не бьешь меня ею по голове». 

 

Бартер работал плохо. Каждые полминуты меня сбивали волны, я не могла ни зайти в воду по плечи, ни доплыть на глу­бину на доске. Изредка умудрялась добраться до нужной точки, но волна меня сшибала, пока я разворачивала доску в сторону берега. И все заново! Поняв, что океан сильнее и старше в мил­лион раз, я перешла на тихие просьбы шепотом: «Океанушка, дай прокатиться хоть разок. Пусти, пожалуйста, хоть парочку волн для новичков». 

 

Когда рядом находился Артем­-Мартем, все получалось и бы­ло весело. Он кричал: «Греби!» Я гребла, отталкивалась ногами и пробовала встать на доску. Без Артема я постоянно ошиба­лась с волнами. Маленькие мне не давали скорости, большие – сшибали с доски.  

 

Если и угадывала с волной, то гребла не вовремя. Волна меня не подхватывала или накрывала сверху.

 

Через неделю такого серфинга я отча­ялась. У меня болели плечи, спина, пояс­ница. Я насчитала на руке, которой дер­жу доску в воде, пять синяков. Парочку больших сине­желтых на ноге. Щеки сго­рели. Я чувствовала себя измотанной. 

Когда меня сшибла очередная вол­на, я вышла из воды и потащила доску в пункт проката, чтобы больше никогда не брать. За два часа течение отнесло меня метров на триста от «Счастливого серфе­ра». Я несла доску на голове. Я обиделась на океан, шла по сухому песку – не хотела касаться воды даже ногами.

 

И тут пришла большая волна. Она лизнула мои пятки разок и отступила на­зад. Пустяк, скажете. А я подумала, что так океан говорит: «Да ладно тебе оби­жаться, приходи завтра, еще попробуем!» 

Я поняла, что сдаваться не время. Нужно больше тренировок. 

Решила довести прыжок на доску до автоматизма. Чтобы, когда волна меня подхватит, не мешкать и встать. Рассте­лила розовый коврик для йоги, выпила стакан воды и включила музыку. Сто повторов! Выпрямляю руки, левую ногу – на ребро, правую выношу вперед. Отлич­но. Еще 99. На пятидесятом повторе пот капает со лба, но я не останавливаюсь. С каждым разом обиды на океан и на себя все меньше, а уверенности – больше. Сто раз – done! «Получи­ лось на коврике, получится и на доске», – подбадривает меня видео на YouTube. 

 

 

Следующим утром взяла доску в «Счастливом серфере» и пошла в океан. Долго барахталась, ни разу не вста­ла. Перекусила, отдохнула и пошла еще раз. В пять вечера я была в воде и креп­ко держала доску. С ближайшей веран­ды с лежаками и барной стойкой доноси­лась жизнеутверждающая музыка вроде Аmeriсan Pie Дона Маклина. Она призы­вала встречать закат и пить прохладные коктейли через трубочку на берегу.

 

Пес­ня придавала уверенности. Я чувствова­ла себя героем фильма, непременно аме­риканского. Солнце светило на меня и на воду. Время действовать! Запрыгнула на доску, развернулась. Оглянулась назад. Выбрала волну. Гребу, отталкиваюсь, подставляю левую ногу, выношу вперед правую, отрываю руки. Я, человек, ко­торый не умеет кататься на велосипеде,  стою на огромной доске посреди океана. Доска несет меня на берег. Я делаю вдох­-выдох и осматриваюсь по сторонам.

 

Мальчишки из пункта проката «Счастливый серфер» свис­тят и машут руками. Две недели они смотрели, как разворачи­валась моя борьба и дружба с океаном. Их мизинцы и большие пальцы выпрямлены, а остальные – сжаты в кулак. Так серфе­ры приветствуют друг друга. Так они приветствуют меня. 

 

С НЕБЕС НА ВОДУ

 

 

Не верьте фотографиям, где красотки в бикини стоят с серфом и улыбаются красной помадой, а волосы у них развеваются на ветру. 

 

Если ты белый – за час сгоришь, поэтому щеки и носы серферов покрыты цинковой мазью, которая не смывается водой и защищает от солнца. Глаза через четверть часа станут красными от соленой воды. Прическу наведет океан – волосы будут торчать во все стороны. 

 

 

Многое зависит от униформы, правда!

 

На второй день я пришла к океану уже не в розовом эффектном купальнике с вырезом на спине, а одетая с пяток до шеи

 

Я была в спортивных штанах и водолазке по самое горло, чтобы не сгорели плечи и руки. В таком виде я каждое утро отправлялась к прокату, брала свою здоровенную доску для начинающих, ставила ее на голову (лайф-хак для короткоруких, у которых она не умещается под мышкой) и шла к океану. 

 

 

 

СЕРФ-СПОТЫ ДЛЯ НОВИЧКОВ


Израиль (✈ Тель-Авив) Прямо на набережной работают десятки школ и пункты проката снаряжения. Высокий сезон – с ноября по февраль. Впрочем, новичкам будет интересно и летом, когда волны идеально под- ходят для первой попытки.

 

Португалия (✈ Лиссабон)
Приобщиться к серфингу можно на пляжах Каркавелуша (20 минут езды от столицы). Летом в разгар сезона тесновато – сюда рвутся начинающие серферы со всего мира. Зимой вода про- хладная – нужен гидрокостюм.


Таиланд (✈Пхукет)
Новичкам рекомендуют пляж Ката: вход в море плавный, волны не- большие, дно безопасное, ветер ровный.
 

США (✈Лос-Анджелес)
Занятие с инструктором из Санта-Моники или Малибу обойдется втрое дороже, чем на Пхукете. Серф-школ на побережье нет, нужно заранее договориться с тренером и записаться на урок. 

 

 

ВИДЕО: КАК ЭТО БЫЛО

А так выглядит оригинал в журнале